Війна нас дуже рано зробила дорослими. С. Кривцун

«Война нас сделала очень рано взрослыми…!

Воспоминания Сергея Кривцуна, выпускника школы 1951 года

Сережа Кривцун появился в старшем- 6 классе- интерната несколько позже остальных воспитанников, в ноябре 1946 года, когда школа уже размещалась на ул. Льва Толстого. К тому времени ему уже было почти 16 лет., во время оккупации он заниматься не мог. Отец в 1941 ушел на фронт и не вернулся. Когда шли бои за освобождение Одессы, ему с мамой, старшими сестрой и братом пришлось отсиживаться в катакомбах, есть и пить то, что смогли достать. В результате все заболели жесточайшим брюшным тифом, но выжили - все, кроме мамы. Старшего брата приняли в военное училище, а Сергея сестре удалось определить в интернат.

Почти одновременно с ним в классе появился еще один парень, имени и фамилии которого у одноклассников в памяти не осталось. Но все хорошо помнят, что у этого мальчика было мощное воровское прошлое, от которого он не собирался отказываться в интернате. Он одевал чьи-то галоши, куртку, выходил, сбывал за углом и возвращался за следующей добычей. Останавливать его или ябедничать на него начальству одноклассники боялись. Но где-то на второй день на пути вора стал Кривцун. «Перестань таскать!», - сказал он тихо, но тоном, от которого у слышавших мурашки побежали по коже. «Попишу!»- привычно ответил на возникшую перед ним угрозу вор и отработанным движением выхватил из кармана бритвенное лезвие. «Попробуй!», - еще тише, но с еще большей решимостью в голосе сказал Сергей. По выражению его лица было ясно, что он готов умереть, но больше не даст существовать вокруг себя тому, что он считал «скверной». Умирать не пришлось - вокруг Кривцуна уже сгрудились соклассники, готовые вступить в бой, возможно даже кровавый. Но боя не было. Вор понял, что соотношение сил не в его пользу. У него забрали бритву и отвели в дирекцию. Больше в школе его не видели. Краж в интернате с тех пор не было.

Вскоре после этого инцидента стали готовить какие-то инсценировки и скетчи к Новому 1947 году. И тут оказалось, что Сергей – врожденный актер. В 8 классе, например, он так сыграл роль Простаковой в «Недоросли» Фонвизина, что пьеса вышла на областной смотр, где члены жюри долго не могли поверить, что роль исполняла не взрослая женщина, а ученик. Несколько человек специально пришли за кулисы, чтобы посмотреть, как он будет снимать грим и переодеваться! Убедившись, что их не обманули, искренне поздравляли Сережу с талантом и успехом.

Позднее Кривцун выучил горьковский рассказ «Мать» из цикла «Сказки об Италии» и на школьных вечерах читал его так, что многие женщины плакали, а некоторые в самый драматичный момент даже теряли сознание. А его старик-бухгалтер из чеховского «Юбилея» вызывал восторженный визг малышни и гомерический хохот старших воспитанников, учебно-воспитательного и обслуживающего персонала. Аналогичная реакция была и на рассказ украинского писателя-юмориста Остапа Вишни «Бенгальский тигр». Как и другие подростки, Кривцун очень серьезно относился к учебе. И если сидевший с ним на одной парте Марат Царенко (он был моложе Сергея на три года) слишком вертелся или как-то отвлекал его от занятий, Сергей достаточно решительно и больно двигал его своим острым локтем в бок - под ребра! Возмущенный Марат называл такой метод воспитания «жандармским», а самого Кривцуна –« жандармским полковником Зубатовым». С тех пор Кривцуна так в классе и называли - «жандарм», «Зубатов» или просто «Зуб». На эти клички он отзывался с удовольствием, а потом и подписывался ими в своих письмах к однокашникам после выпуска.

В Одесском государственном педагогическом институте иностранных языков, куда Сергей поступил после интерната, он был непременным участником самодеятельности - играл роли в больших спектаклях, а на самодеятельных студенческих концертах со своим одноклассником Женей Поздняковым вел модный тогда парный конферанс. После института Сергей поехал по распределению преподавать английский язык в Тернопольское село Белобожница. Там он женился, родил двух дочек, а потом, закончив в Одессе двухгодичные курсы повышения квалификации, стал преподавателем английского языка в педагогическом институте г.Бельцы, Молдавия. Когда ректорат института обнаружил сценические данные Кривцуна, он быстро был назначен деканом факультета общественных профессий (где студенты получали нужные в их будущем деле знания и навыки, помимо сугубо профессиональных). Потом он по совместительству был еще и директором городского дома актера.

Катакомбы, болезнь и стрессы военных лет на всю жизнь остались с Сергеем Кривцуном в виде головных болей, порой просто нестерпимых. Визиты к многочислен-ным и разнообразным врачам, в том числе и в Москве, никаких результатов не давали. Как-то Сергей узнал о йоге, стал делать соответствующие упражнения – и боли если не ушли совсем, то стали слабее и реже. В феврале 2001 года, когда в Москве здешние интернатцы собрались отметить 55-летие своей школы, приехавший из Бельц 70-летний четырежды дед (две внучки, два внука) Кривцун поразил своих потолстевших и полысевших однокашников стройностью и пластикой молодого танцора и густой шевелюрой, правда, уже давно отливающей серебром.

В своем интервью газете «Собственной персоной» накануне 55 летнего юбилея образования интерната на вопрос «Что помогает не растерять дружбу школьных лет? Сергей ответил: «Мы пережили вместе сиротство, Война нас сделала рано взрослыми. А если учесть, что наш 6-й класс был самым старшим, то мы чувствовали ответственность за всех, кто младше. Мы были командирами для них. Вот так и начал создаваться крепкий и дружный коллектив класса и школы»

Юбилеи, юбилеи! Жизнь летит
И годы гонит,
Но не властно, брат мой, время
Нас оно едва догонит!
Честен ты, а время всяко,
Добр ты, а время- злое,
Я люблю Сережу больше,
Чем его- того не скрою!
Я прощу его за всякость,
Обниму я время тоже,
Если все, что я увижу,
Будет честно, как Сережа!
Будь для нас здоровым, бодрым,
Добрым, вечным и любимым!
Мир украшен не цветами,
А Сережами такими!
(Карл Кондратьев. К 50-летию Сергея)